Скандал в Волхове: для оплаты танцев детей брали в заложники

Как профессиональные танцоры стали фигурантами уголовного дела

Сегодня в 19:49, просмотров: 906

Эта история похожа на кинодраму или триллер — правда, с реальным уголовным делом. Известная пара, танцующая латиноамериканскую программу бальных танцев, якобы запирала детей на ключ поздними вечерами в зале ДК города Волхова, требуя от родителей оплаты занятий (в бюджетном учреждении).


фото: pixabay.com

«Хореографы с декабря 2016 года по апрель 2017 года неоднократно лишали детей свободы, содержали их в закрытом помещении против их воли, в том числе в ночное время, заставляли звонить родителям по телефону и требовать перевести денежные средства за «труд педагогов», — сообщает прокуратура Ленобласти. Материалы для решения вопроса об уголовном преследовании направлены в СК. За официальными формулировками скрываются многоэтажная история противостояния родителей юных танцоров с руководителями студии, нервные срывы, болезни, разбитые мечты. И поставленный под угрозу престиж школы и федерации спортивно-бальных танцев, конечно.

Началось все несколько лет назад, когда в единственную в Волхове школу бальных танцев, действующую в местном ДК, приехала пара преподавателей — Анастасия и Илья. Предыдущий руководитель, успешный педагог, уехал по приглашению работать в США, оставив после себя коллектив более чем из 100 человек, занимающихся в «Импульсе».

«Моя дочь уже больше четырех лет ходит в эту студию, — рассказывает Анастасия Власова, мать одной из учениц. — В городе только одна студия бальных танцев, поэтому выбора у нас нет. В «Импульсе» всегда были денежные сборы, мы относились к этому с пониманием (позднее прокуратура установила, что «Импульс» находится на бюджетном финансировании и все занятия для детей должны быть бесплатными. — Прим. авт.). Мы делали небольшой ежемесячный взнос, также брали индивидуальные занятия (на танцевальном сленге — «индив». — Прим. авт.) по 1300 руб. с пары. Постепенно расходы стали увеличиваться. «Индивы» стали обязательными, и не по одному разу в неделю. Если ребенок не занимался с преподавателем индивидуально, на группе его всячески гнобили. При этом Анастасия могла спокойно взять несколько пар на «индив» одновременно. Какое же это тогда «индивидуальное» занятие? Постепенно суммы, которые мы должны были платить, увеличивались. Часть денег нужно было отдавать педагогам на руки. Каждые каникулы у нас были сборы — интенсивные занятия в тех же залах, которые обходились в 650 рублей за день. Постепенно дети стали уходить. Ведь у нас в городе зарплата в 20 тысяч считается вполне приемлемой. Преподаватели же мотивировали денежные сборы тем, что им нужно оплачивать жилье, салоны красоты, маникюр».

— Когда вы поняли, что в студии происходит что-то криминальное?

— Сначала преподаватели просто угрожали, что задержат детей в зале после занятий. Они пугали этим, если родители, например, не могли оплатить тренировки сразу и просили подождать до зарплаты. И вот в декабре 2016 года поздно вечером мне звонит дочка и говорит, что, пока я не привезу деньги, ее из зала не выпустят. Сказала: «Нас закрыли на ключ». А я лежу дома с температурой. Звоню маме партнера моей дочери, а у нее такая же ситуация — сама болеет дома, ребенок звонит из студии и говорит, что нужно срочно везти деньги. В итоге нам пришлось просить стороннего человека отвезти педагогам деньги просто для того, чтобы наши дети вернулись домой. Таким образом, собралась группа из родителей, мы обратились к директору ДК Макаровой. Она посоветовала с этим идти в полицию и прокуратуру. Макарова ничего не знала о том, что творится в «Импульсе». Мы написали заявления, детей и преподавателей допрашивали. В ходе допросов такие подробности выяснились, которых дети и дома не рассказывали… Например, что их там били палками по ногам. Мальчики говорят, что напрягали икры, чтобы было не так больно. Вообще, когда мы после того случая вынужденно ушли из танцев, у моей дочки был нервный срыв. Она говорила: «Они убили мою мечту!» Танцы — это жизнь, она планировала дальше заниматься ими профессионально. В итоге нам пришлось обращаться к специалисту, чтобы лечить психику.

Педагоги продолжали отстаивать точку зрения, что бальные танцы никогда не были дешевым спортом. Костюмы взрослых профессиональных танцоров практически не имеют верхнего предела стоимости, даже детское платье обойдется в 20–30 тысяч рублей. Плюс частые выезды на турниры и прочие расходы, и вот уже содержать одного танцующего ребенка становится чуть ли не дороже, чем детскую хоккейную команду. Впрочем, поговорив с другой мамой пострадавшего ребенка, корреспондент «МК» убедился, что дело не столько в деньгах, сколько в отношении к ученикам.

«Дочке 11 лет, танцует два года, — рассказывает Ульяна Харламова. — Начиналось все ненавязчиво. Знаете, сначала оплата за месяц, потом «давайте съездим на турнир, девочка талантливая». А потом началось — если у родителей не было возможности по финансам или времени свозить ребенка на турнир, его при всей группе отчитывали и позорили. Рассказывали про долги родителей. А один выезд на конкурс, даже если в Петербург, обходится порядка 15 тысяч рублей. Дорога, проживание, питание. Костюмы тоже нужны, и педагоги стали настаивать, чтобы мы обязательно шили их в очень дорогом петербургском ателье, где они сами шьют костюмы для конкурсов. Притом что у нас в Волхове есть портниха, которая шьет рейтинговые платья, это бюджетнее, и ездить никуда не нужно. Дома мы можем сшить платье за 15 тыс. рублей, а в Петербурге это может быть и 50, и 70. Но нет, чтобы они могли себе потом в питерском салоне со скидкой шить, им нужно туда детей привозить! Потом дошло до того, что у меня ребенок приходит, плачет, говорит: «Мама, ты оплатила, ты точно оплатила занятия?» Потому что боится, что его начнут позорить при всех. И если к тратам мы были готовы, то к такому отношению преподавателей — нет».

— В какой момент вы пошли в прокуратуру?

— Сначала мы хотели все решить мирно. Пошли к директору ДК, она пыталась поговорить с педагогами. Те ей довольно резко объяснили, что она здесь никто, что, кроме них, якобы никто в Волхов преподавать не приедет. К слову, мы тогда же, весной, узнали от директора, что нашим преподавателям в городе снимали квартиру за счет бюджета и зарплата у них довольно приличная по местным меркам. И дорогу им оплачивали, а ездили они каждую неделю на несколько дней из Петербурга. А нам они говорили, что все это делают за свой счет. С турнирами вообще все сложно. Они сами (Илья и Анастасия. — Прим. авт.) выступают за Азербайджан. Чтобы их поставили в судейскую линейку на конкурсе, они должны были привезти своих учеников. Дети из «Импульса» приезжали и выступали почему-то тоже за Азербайджан. (В мире бальных танцев вполне нормальная практика, когда пара, проживая и тренируясь в одной стране, выступает за другую, так делают многие взрослые пары. — Прим. авт.)

Понимая, что родительское негодование может быть высказано на эмоциях, корреспондент «МК» обратился к самим педагогам. Поначалу согласившись на встречу, Анастасия затем отказалась под предлогом, что ей пришлось уехать из Петербурга, к тому же ей не рекомендовал разговаривать с прессой адвокат. В надежде все же получить обратную связь из большого и жестокого мира бальных танцев, я обратилась в федерацию, к которой относится пара преподавателей. Санкт-Петербургский танцевальный союз — сильная и уважаемая организация, курирующая действующие пары и школы.

«Я надеюсь, вы опубликуете то, что я вам сейчас скажу, — говорит о ситуации с парой тренеров Валерия Бушуева, руководитель федерации. — Я считаю, что эти люди просто кому-то стали неудобны. Потому что это прекрасные действующие танцоры с большим тренерским опытом, они десять лет сотрудничают с нашей организацией, и за это время не было ни одного подобного инцидента. Мы все очень сильно за них переживаем, потому что из-за судов и прочих мероприятий они, очевидно, будут вынуждены прервать карьеру танцоров. А между тем это одна из лучших профессиональных пар в России! Все то, что тиражируется в СМИ, — это клевета. Да и недовольных там всего четыре родителя (сами родители сказали, что заявлений в прокуратуру было написано больше семи. — Прим. авт.)! Вы же понимаете, это спорт. А в спорте, какую бы власть ни имели родители, главный всегда — тренер!»

Как связать тот факт, что одна из лучших профессиональных пар в России выступает за Азербайджан, а также выявленные на допросе детей в прокуратуре жуткие подробности тренировок — битье по ногам и запирание в ночном зале на ключ — с многолетним профессиональным опытом пары, неясно. Как сообщили корреспонденту «МК» родители подопечных «Импульса», сейчас в студию назначили другого тренера, многие из ушедших детей вернулись, а занятия стали бесплатными. Пара опальных тренеров, по некоторым данным, находится в Волхове под следствием.